Баннер1


Об успехах Коновалова в пяти пунктах: 

 1. Содержательная повестка Коновалова – это актуальная повестка любого молодого успешного губернатора 2017-2018. «Кадровые конкурсы», «проектные офисы», «патриотическое обновление кадров», «прорыв», «новые управленческие технологии», «человек во главе угла». Если убрать проскакивающую кое-где некоторую агрессию в адрес оппонентов и значок КПРФ, наблюдатель скорее скептически хмыкнет, поиронизировав про «одинаковых ранхигсовских губернаторов», чем зайдется в восторге по поводу неминучего краха режима, из Хакасии происходящего. 

2. Разговоры про то, что «режим вложился в победу «против» и проиграл» – это тиражирование попыток КПРФ набить цену победе, которую они желают продать получше. Победа «против всех» даже во времена, когда это было привычной строчкой в бюллетене, - исключительно редкое явление, возникающее при стечении уникального в каждом случае набора обстоятельств. Как авиакатастрофа, происходящая когда поломка накладывается на неопытность пилотов и нетипичные погодные условия. Всерьез играть в победу «против всех», когда строка эта забылась, а единственным кандидатом является политик без негативного опыта как политического, так и административного, никто бы не стал. Хотя понятно, что части публики очень приятно считать своих оппонентов не просто злокозненными, но еще и глупыми. 

3.  Президент, назначая Развожаева, подчеркнул, что время его полномочий ограничено. На это время него был набор четких и понятных задач – одна из которых звучала как «обеспечить честные и прозрачные выборы». Что и было сделано. Понятно, что определенные элитные группы (и весьма влиятельные) играли на продолжение полномочий Развожаева, и единственным вариантом такого развития событий стала борьба за «кандидата против всех». Борьба эта – как мы видим по результатам выборов – была хотя и обреченной изначально, но и достаточно успешной. С политтехнологической точки зрения интересным выглядит именно процент «против», а не кампания «красного технократа» с редкими прибаутками «коновалов-зиминовалов». 

4.  Коновалов - молодец. Показал себя крепким парнем, способным дать политический бой и удержать позиции под давлением. Другое дело, что при переходе из острой фазы противостояния в «окопную войну» нужна другая степень политической, административной и хозяйственной подготовки, совершенно другие компетенции. В чем проблемы, помимо очевидной кадровой, о которой сам Коновалов заявляет с огромной нескрываемой тревогой: 

  А)  «Единая Россия» контролирует законодательное собрание и муниципалитеты. Нет ни одной причины, почему ЕР и республиканская элита должны безропотно идти на поводу у Коновалова. Переговоры с позиции силы – вот единственно разумная стратегия для ЕР. Мы видим, как такого рода конфликтные переговоры разворачиваются во Владимире и Хабаровске, где «Единая Россия» ведет борьбу за поднятие статуса и увеличение полномочий ЗС регионов, а губернаторы – вчерашние пламенные трибуны законодательной власти – этому сопротивляются. 

  Б)  Регион является банкротом, это ни для кого не секрет. Богатыми субъектами управлять тяжело, бедными стократ тяжелее. Особенно в условиях кадрового голода, без поддержки законодательной и муниципальной ветвей власти. И тут проблема не в том, что коварный минфин и прочие говоря на бюрократическом волапюке ФОИВы чего-то там «из мести» Коновалову не дадут. ФОИВам конкретно плевать на то, при каких обстоятельствах губернатор получил свое удостоверение и кабинет, им важно, как оформлены документы с запросом и как будет оформляться отчетность об освоении средств. 

  В)  Дорого продав победу московской публике, партийное руководство КПРФ неизбежно потеряет интерес к далекой проблемной Хакасии. Более того, будет стараться максимально дистанцироваться от нее и ее губернатора Коновалова. Он человек чужой для Зюганова и его группы. Регион – проблемный, далекий и неудобный со всех точек зрения. Интерпретировать сложности Коновалова в широком спектре интерпретаций (от «кровавый режим специально делает нам плохо» до «Коновалов перестал быть настоящим коммунистом, сдавшись едроссам») значительно  легче и менее рискованно для московского совета красных старейшин, чем инвестировать в Хакасию партийный ресурс и возможности. Хотя бы потому, что ресурса этого по факту и нет. Очень смешно и откровенно формулирует это дело уже сейчас главный их телеграмер и политтехнолог Обухов: «Если в Хакасии вымерзнет какой-нибудь райцентр, спрашивайте про это Игорь Ивановича из Роснефти» 

5.  Хакасия, как и Владимир с Хабаровском — в потенциале — крайне полезный опыт для российского политического пространства. Если по результатам разворачивания этих историй мы увидим успешные примеры увеличения роли региональных законодательных органов власти и муниципалитетов, понаблюдаем за гибкими и эффективными политическими стратегиями губернаторов в агрессивном окружении, получим опыт реальных компромиссных и коалиционных стратегий, произрастающих «снизу», а не навязанных из Москвы, пройдем на уровне регионов путь, которым идут европейские популисты — от очарования широких масс к их же проклятиям — будет, на мой вкус, весьма полезно. Другое дело, что избирателям это может и не понравится. Ну тут уж извините, у любого решения есть цена. Особенно у политического решения перед урной для голосования.  

Глеб Кузнецов, политолог

Ваша оценка:
(Голосов: 1, Рейтинг: 3.3)

Возврат к списку


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение